Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
10:42 

Авторский фанфик № 6

Приметы не важны, если рядом ты

Пейринг: Гарри Поттер/Скорпиус Малфой

Рейтинг: R

Жанр: Humor/Romance

Размер: Миди

Саммари: Они влюблены друг в друга, но боятся своей любви и предпочитают думать, что их отношения невозможны.

От автора: Google очень упорно твердил, что в Британии черная кошка – это хорошая примета. Я ему поверила.

Глава 1.
Гарри.
Поттер грустно разглядывал себя в зеркале. И когда успели появиться эти мелкие морщинки в уголках глаз? А этот седой волос? Неужели ему исполнилось сорок шесть?
Раньше казалось, что это так не скоро, но вот они настали, эти сорок шесть. Вместе с морщинами, седыми волосами и грустными мыслями.
Впрочем, жалеть себя не было ни времени, ни желания: сегодня день рождения его дочери, а не его собственный.
Угораздило же ее родиться тринадцатого числа!
На календаре была пятница, тринадцатое марта, его дочери исполнялось восемнадцать, Гарри Поттер обнаружил у себя на лице морщины и седой волос на голове, а еще на праздник приглашен сыночек Малфоя. Чудесное начало дня!
Зачем она его пригласила? Гарри взмахнул палочкой, наводя маскирующие чары. Морщинки стали менее заметны, седой волос пропал. Поттер улыбнулся своему отражению, а потом вздохнул и снял чары. Для кого ему прихорашиваться? Для друзей Лили? Для бывшей жены? Ее нынешнего мужа? Для семейства Уизли? Они все достаточно часто видятся, и нет никакой необходимости притворяться.
Зачем Лили пригласила Малфоя?
Скорчив рожицу, Гарри нажал на нужное место в зеркале, и оно открылось, предоставив его взору уйму различных баночек и бутылочек. Поттер снова вздохнул и стал рыться во всем этом великолепии, пытаясь найти свой одеколон. Вроде бы рядом ставил, а где он сейчас? И зачем девушкам столько всякой ерунды?
- Папа! – раздался громкий крик Лили. – Ты мне нужен!
- Подожди, пожалуйста! – прокричал в ответ Гарри. – Я ищу свой одеколон!
- Я его вчера разбила, - сообщила дочь, появляясь в дверях. – Прости! Мы сейчас поедем в магазин, заодно купим тебе новый.
Гарри грустно посмотрел на нее. Лили переступила с ноги на ногу и сказала:
- Я тебе еще один привезу. Честно-честно!
- Хорошо, - согласился Гарри. – Я сейчас иду.
Девушка кивнула и скрылась из виду. Поттер еще раз грустно посмотрел на уйму баночек, среди которых не было его одеколона, и закрыл дверцу. Раздался непонятный хруст, после чего зеркало покачнулось и упало, разбившись на мелкие осколки.
Гарри равнодушно посмотрел на него, потом произнес «Репаро» и поставил на место. Как там говорила тетя Петунья? Если посмотреть в разбитое зеркало, то тебя ожидает семь лет неудач.
«Лили будет приглашать Малфоя на свой день рождения следующие семь лет?» - ужаснулся Гарри, выходя из ванной. – «Я этого не переживу!»
Зачем она его пригласила?

Скорпиус.
Скорпиус разглядывал себя в зеркале. Откуда вскочил этот прыщ? Его же вчера не было! Да еще такой заметный! Да у него прыщи вообще никогда не появляются, а тут вдруг вскочил, и именно тогда, когда он встретится с ним!
Скорпиус счастливо улыбнулся и закричал:
- Джим, дай зелье от прыщей!
- Малфой, не ори, - вместо Джеймса в дверях появился его брат. – Голова раскалывается!
- Предлагаю обмен, - подмигнул ему Скорпиус. – Я тебе антипохмельное, ты мне – от прыщей!
- Сейчас, - Альбус, придерживая голову, куда-то удалился. Малфой еще раз критично посмотрел на себя и подумал о том, что пить столько не стоило. С последствиями такой вечеринки на утро никакое антипохмельное не справится! А вдруг от него разит перегаром?
Испуганно выдохнув, Скорпиус принюхался, но ничего не почувствовал. В дверях снова возник Ал и протянул ему флакончик с зельем. Кивком поблагодарив его, Малфой достал большую склянку антипохмельного:
- Раздели с Джимом, ему сейчас тоже должно быть плохо.
Осторожно кивнув, Альбус вышел. Скорпиус намазал небольшое количество на свой прыщик и с удовольствием наблюдал, как тот исчезает. Снова осмотрев свое лицо, Малфой взмахнул палочкой, наводя маскирующие. Синяки и мешки под глазами исчезли, теперь Скорпиус выглядел свежим и отдохнувшим. Малфой радостно улыбнулся себе, а потом вздохнул и снял чары. Для кого он прихорашивается? Единственный человек, ради которого это стоит делать, на него никакого внимания не обращает, и никогда не обратит. Мало того, что Скорпиус младше его почти в два раза, так он еще приходится отцом его лучшим друзьям. Интересно, что с ним сделает Джеймс, если узнает, что Скорпиус влюблен в Гарри Поттера? А Альбус? А Лили? Малфой вздрогнул и все-таки навел маскирующие. Ну и что, что внимания не обращает! Все равно это не повод выглядеть как чучело.
- Черт! – раздался несчастный голос Джеймса. – Знаете, что я сейчас сообразил? Сегодня же пятница, тринадцатое!
- Поттер, этой ерунде только ты и веришь, - снисходительно сообщил Скорпиус, выходя из ванной.
- Но это действительно несчастливый день! – грустно сообщил Джим, садясь и страдальчески морщась. – Ты посмотри хотя бы на его начало!
- Он начался так не потому, что сегодня «пятница, тринадцатое», а потому, что мы вчера хорошо провели время, - усмехнулся уже пришедший в себя Альбус и протянул брату антипохмельное. Скорпиус сел с ним рядом.
- Спасибо, - поблагодарил Джеймс.
В этот момент на колени Скорпиусу прыгнул черный книззл Вильгельм Третий Оранский. Малфой улыбнулся и погладил его.
- Да, Джим, только тебе могло прийти в голову назвать так кота, - прокомментировал Альбус, наблюдая за этим процессом.
- Это не кот, а книззл, - поправил его Поттер.
- А еще он абсолютно черный книззл, - добавил Скорпиус. – Так что все твои неудачи, связанные с «пятница, тринадцать», аннулированы.
- А если бы не эта пятница, так у меня бы еще и удачи была бы целая куча, - грустно подвел итог Джеймс.


Гарри.
- Нет, мама, эти салфетницы надо поставить вот сюда, - спорила Лили. – Иначе теряется рисунок. Некрасиво получается!
- Но так ничего не помещается! – взмахнула руками Джинни.
«Определенно, устраивать такой грандиозный праздник было плохой идеей», - думал Гарри, сидя в сторонке и распивая апельсиновый сок.
Одеколон так и не купили: Поттеру категорически не нравились предлагаемые запахи. Ему вообще нравился только тот, который дочь привозила из Франции. Так ничего не купив, Гарри потребовал от нее в свою следующую поездку привезти ему два флакона. Лили согласилась, после чего они аппарировали в бывший дом Поттеров, где сейчас жила Джинни со своим новым мужем. Имя его Гарри категорически отказывался запоминать, на что его бывшая жена ругалась, злилась и кричала, что это «некультурно» и «приличные люди так не поступают». Гарри на это пожимал плечами и продолжал называть его «новый муж». Самого «нового» это не особо задевало, и Джинни смирилась. В конце концов, пережить общество друг друга три раза в год они вполне могли.
И зачем они ввели традицию каждый день рождения своих детей отмечать всей семьей? Может, хотя бы Джеймс скажет, что это все глупости, и он будет праздновать с друзьями?
Мысль побежала дальше, и Гарри представил, что старший сын созывает большую компанию, зовет Альбуса, Лили, Малфоя, а его не приглашает.
От этой мысли Поттер совсем пригорюнился. Нет, пусть лучше все будет так, как есть.
- Мама, я хочу сидеть рядом с Френком! Это же мой день рождения, в конце концов!
- Но куда я тогда посажу твоего отца?
- Рядом со Скорпиусом!
- Не надо! – испугался Гарри.
- Папа! – возмущению дочери не было предела. – Я хочу сидеть с Френком! Может быть, я за него замуж собираюсь выходить! Ты мешаешь мне устраивать личную жизнь!
- Замужество – дело неблагодарное, - нравоучительно произнес Гарри, за что получил злобный взгляд от Джинни. – Куда тебе замуж? В восемнадцать-то лет?
- Я не собираюсь выходить замуж в восемнадцать, - рассудительно сообщила дочь. – Я рассматриваю варианты. Пап, ну за Малфоя я замуж точно не пойду, а за Френка очень даже возможно!
- А чем так плох Малфой? – спросил Гарри, все еще надеясь отвертеться от его общества.
- А он уже в кого-то влюблен лет с пятнадцати, - сообщила дочь. – Мы его пытаем, но он не сознается.
- Влюблен? – растерянно повторил Гарри. «А на что ты надеялся, старый дурак?» - спросил он у самого себя. – «Мальчишка - ровесник твоего сына, о чем тут вообще говорить?»
- Ну да, - согласилась Лили, не заметив его изменившегося выражения лица. – Так что к нему нет смысла приставать. Пап, давай ты с ним сядешь? Пожалуйста!
- Ладно, - отмахнулся от нее Гарри. – Сяду.
- Здорово! – захлопала в ладоши его так быстро выросшая дочь и унеслась переставлять таблички.
- Гарри, дорогой, принеси, пожалуйста, еще три тарелки из сервиза, - попросила его Джинни. – Не хватает.
- Хорошо, дорогая, - в тон ей ответил Поттер и ушел в дом.


Скорпиус.
- Джеймс, сколько ты еще будешь копаться? – разозлился Альбус. – Мы тебя уже час ждем!
- Я не могу найти подарок Лили, - старший из братьев показался в дверях гостиной и посмотрел на друзей. – Парни, как хотите, а в следующий раз победу сборной в ваших квартирах празднуем.
- Нет уж, я с родителями живу, вы мне весь дом разнесете! – открестился Скорпиус. – Отец мне не простит!
- У, Малфой, ты как был скользкой сволочью, так ею и остался, - скорчил рожицу Альбус. – Можно подумать, мы меры не знаем!
Скорпиус отрицательно покачал головой. Альбус некоторое время смотрел на него, а потом расхохотался. Малфой улыбнулся и оценивающе посмотрел на него. Вот если бы Ал не был натуралом… Впрочем, несмотря на внешнее сходство с отцом, они совсем разные. Да и выглядит мистер Поттер солиднее.
Скорпиус мечтательно вздохнул, а Альбус закричал вновь скрывшемуся Джеймсу:
- А палочкой пользоваться не пробовал?
- Точно! – радостно заорал тот в ответ, и Альбус закатил глаза. Спустя минуту Джеймс снова объявился, уже одетый и с пестрым пакетом в руках.
- Слушайте, я вино не могу найти!
- Это потому что мы его вчера выпили, - припомнил Скорпиус. – Когда все огневиски закончилось.
- Алкоголики, - покачал головой Джеймс.
- Ладно, парни, пойдем, еще одно купим, - нахмурился Альбус. – А то мы никогда не выйдем!
- Коллекционное вино? – усмехнулся Малфой. – Нет, боюсь, не купим.
- Обычное купим, - отмахнулся Альбус. – Можно подумать, оно доживет до завтра. Ночью все и выпьем.
- Ой, какой ужас, - вдруг схватился за голову Джеймс. – Это же у нас еще два выходных! Да я же сопьюсь!
- Не переживай, тебе это уже не грозит, - съязвил Скорпиус.
- Да пойдем уже! – разозлился Ал. – Мы итак опаздываем, а нам еще в магазин! Блин, парни, мы в час дня встали! Уже шесть, и вы никак не соберетесь!
- Уже выходим!
Гарри.
Мало того, что его пригласили, так он еще и опаздывает!
Гарри хмуро посмотрел на свою дочь, которая радостно приветствовала Роз и Хьюго. Старшие Уизли стояли рядом и поздравляли именинницу.
И где, к слову сказать, Джеймс и Альбус?
Гарри оглянулся. Его сыновья действительно отсутствовали. Видимо, придут вместе с Малфоем.
- Привет, друг! – Рон пожал ему руку. - Смотрел вчера Чемпионат Европы?
- Чемпионат? – удивленно посмотрел на него Гарри. – Черт… Забыл.
Забыл, потому что мысли его были заняты предстоящим днем рождения дочери и тем, что на него приглашен Скорпиус.
- Эх ты, - укоризненно покачал головой друг. – Наши выиграли!
- Да ты что? – поразился Гарри.
- Все в шоке!
- Так мы в этом году в финал можем выйти! – сообразил Гарри.
- Можем, - улыбнулся Рон. – Я думал, этот день никогда не настанет.
Так вот куда пропали его сыновья и Малфой! Наверняка вчера праздновали.
- Привет, Гарри, - к нему подошла Гермиона и обняла его. – Что, тоже радуешься победе нашей сборной?
- Конечно, - улыбнулся ей Поттер. – Если бы я вчера Чемпионат смотрел, праздник бы себе устроил.
- Вот и хорошо, что ты его не смотрел, - довольно сказала девушка. – А то еще и мужа бы моего утащил, а ему сегодня на работу надо было.
- Но, слава Мерлину, это грустное время закончилось, и впереди два выходных! – радостно заключил Рон. – А вообще, простите мою бестактность, но я чертовски голоден. Вроде бы уже все собрались? Мы и то опаздывали.
- Нет, еще…
В этот момент раздался хлопок аппарации, и посреди сада материализовалось три парня.
- Мальчики! – закричала Лили.
- Тоже мне, чудо, - усмехнулся Хьюго, за что получил легкий подзатыльник от Роз. – А что? Мне она так не радовалась!
- Так ты не «мальчики»! – пояснил ему Джеймс, пожимая руку. – Ты один мальчик!
- Мы только вас и ждем, - сварливо сказал ему Рон.
- Подождете еще чуть-чуть, - не обратил внимания на его тон Джеймс. – Так, сестренка, братик, Скорпиус, отвлекитесь на секунду от разговора и давайте поздравим нашу именинницу!
- С днем рождения! – грянул хор трех мужских голосов. Все, кто стоял рядом, засмеялись и захлопали.
- А вот подарки, - Джеймс протянул сестре пестрый пакет. – Это уникальное украшение, гоблинская работа. Надеюсь, будешь носить, не снимая.
Лили достала коробочку и стала ее распаковывать.
- И кстати, - продолжал Джеймс. – У магглов есть примета, что если плюнуть на подарок, то в будущем у тебя будет много таких.
Гарри скривился и посмотрел на сына. Стоящий напротив Рон зеркально повторил его движение. Лили достала из коробочки нежную цепочку с кулоном и сказала:
- Нет, братец, сам на свои подарки будешь плеваться. А мне такая красота и в единственном экземпляре нравится.
Она обняла и поцеловала Джеймса. Гарри повернул голову и столкнулся с пристальным взглядом Малфоя.


Скорпиус.
Надо же, он успел забыть, как выглядит он. Скорпиус смотрел в его лицо и замечал маленькие морщинки вокруг глаз, уставший вид и того седого волоса, кажется, в прошлом году еще не было. Но явные признаки возраста мистера Поттера совсем не портили. Даже, скорее, наоборот. Теперь он выглядел очень солидно и внушительно. Или он всегда так выглядел, а Скорпиус просто забыл? В любом случае, это не важно. Малфой вздохнул и украдкой проверил на себе маскирующие чары. Все на месте.
Скорпиус снова уставился на объект своей безответной любви и встретился с ним взглядом.
Альбус когда-то говорил, что магглы сумели приспособить для своих нужд такое непонятное явление, как электричество. А еще он принес электрошокер и показывал, как тот действует. Поттера Скорпиус тогда чуть не убил, а прошивший его заряд запомнил на всю жизнь. И сейчас, встретив взгляд зеленых глаз, Малфой подумал, что Альбус опять испытывает на нем свою игрушку.
Не может от простого взгляда так сводить все внутри, и от него не становится так жарко, и дышать нечем, и… Впрочем, все это было скорее приятно, поэтому на действие электрошокера не походило.
Скорпиус опустил глаза и уставился на ботинки мистера Поттера. Лили что-то щебетала рядом, ей что-то отвечал Джеймс, смеялся Альбус, ему вторили Уизли.
- Скорп, - обратился к нему мистер Уизли. – Давай уже свой подарок, и мы наконец-то пойдем есть!
- Лили, с днем рождения тебя! – улыбнулся Скорпиус, протягивая девушке пакет. Лили залезла внутрь и с радостным визгом извлекла бирюзовое платье. У мадам Малкин такое стоило не одну сотню галлеонов, и младшей Поттер, пытавшейся жить без поддержки родителей, такое явно было не по карману.
- Пойду, переоденусь! – радостно воскликнула та. – Вы можете садиться за стол без меня.
- Отлично! – заключил мистер Уизли и радостно потер руки. Миссис Уизли укоризненно ткнула его в бок.
- Она на твое вино даже внимания не обратила, - грустно сказал Альбус. – А ведь мы за ним в Малфой-мэнор мотались.
- Коллекционное вино? – совсем обрадовался мистер Уизли. – Солнце, Лили сама разрешила нам начинать без нее.
- Можно подумать, тебя дома не кормят, - фыркнула миссис Уизли. Все засмеялись.
- Действительно, пойдемте к столу, - предложил мистер Поттер, улыбаясь. – Лили сейчас еще долго будет примерять свои подарки и искать подходящие туфли, носясь между домом и своей квартирой.
Скорпиус оценил старания хозяйки дома. Стол располагался в зимнем саду – возможно, цветы, растущие в специально поддерживаемом магией климате, получались не такими пахучими и красивыми, как в своей родной среде, но среди все еще не растаявшего снега маленький кусочек лета смотрелся очень впечатляюще. А также очень радовала возможность ходить без зимней мантии. Можно было, конечно, организовать празднество в доме, но маленькое гнездышко Поттеров не вместило бы такую огромную веселящуюся толпу. Да и где там танцевать? Даже ночевать не все останутся.
Скорпиус оглядел стол, разыскивая свое место. Ага, вот он – Скорпиус Малфой. А кто его соседи?
Малфой остановился и протер глаза. Снова посмотрел. Нет, зрение не обмануло – рядом с его именем стояла табличка «Гарри Поттер».
«А еще говорят, что пятница, тринадцатое – неудачный день!» - радостно подумал Скорпиус, направляясь к своему месту.
Гости потихоньку рассаживались, разговаривали, смеялись и ждали прихода именинницы. Вечно голодный мистер Уизли потихоньку таскал вишню, за что получал гневные взгляды жены, на которые предпочитал не обращать внимания.
- Ал, а ты знаешь, что если хочешь вступить в брак, надо съесть вишенки и посчитать косточки, - раздался голос Джеймса. – И при этом говорить: «В этом году, в будущем году, когда-нибудь, никогда». Последняя косточка даст ответ.
- А сколько вишни надо съесть? – повернулся к нему Альбус.
- Так сколько сможешь, столько и съешь, а потом считаешь, - ответил Джеймс, зачерпывая горсть ягод.
Скорпиус последовал его примеру и стал есть вишню, старательно обгладывая косточки и складывая их на тарелочку. В этот момент подошел и сел на свое место отчего-то очень хмурый мистер Поттер. Скорпиус сунул в рот очередную вишенку и украдкой стал на него любоваться.


Гарри.
«Что этот мальчишка от меня хочет?» - раздраженно думал Гарри, делая вид, что не замечает внимательного взгляда. Малфой пытался сделать так, чтобы Гарри его действительно не замечал, но не тягаться студенту с Главой аврората. Да, именно так. Студент Главного Магического Университета, с кафедры международных отношений, будущий работник банка совсем не пара Главе аврората, национальному герою и победителю Волдеморта.
«Не пара» разглядывал его так пристально, что забывал жевать вишню. Так и сидел, с оттопыренной щекой и распахнутыми во всю ширь голубыми глазами. Интересно, у старшего Малфоя глаза были серые. И Драко ему никогда не нравился.
«Можно подумать, тебе Скорпиус нравится», - фыркнул внутренний голос. Гарри усмехнулся, а потом вздохнул. Нравится, и еще как. Самому себе можно не врать.
Нравится с того самого момента, как он пришел к ним на пятнадцатый день рождения Альбуса. Гарри и Джинни тогда были на грани развода, но все еще вместе. Во всяком случае, старались уживаться ради детей, пока в один далеко не самый прекрасный день Лили расплакалась и сказала, что больше не может слышать, как они ругаются. Но это было уже после, а в тот момент Гарри улыбался искусственной улыбкой и встречал гостей. Не особо беспокоящийся о приличиях Рон посоветовал так не скалиться, иначе все гости разбегутся. Гарри уже хотел ответить ему что-то резкое, как раздался хлопок аппарации, и перед ним предстали Джеймс и младший Малфой.
В первую секунду Гарри даже не понял, кто это перед ним. Скорпиус был очень похож на своего отца, но Поттер сразу его не узнал. Было что-то в этом мальчишке другое, озорное, жизненное, такое непохожее на ту жизнь, в которой он вертелся и все никак не мог выбраться.
- Кто это? – тихонько спросил он тогда у друга.
- Ты что? – изумленно повернулся тот к нему. – Это же Малфой! От отца в его возрасте не отличить!
- А по-моему, совсем не похож, - пожал плечами Гарри, улыбаясь гостю. В этот раз вполне искренне.
- Здравствуйте! – поздоровался Скорпиус, и его лицо осветила такая обаятельная улыбка, что Гарри сразу понял: он пропал.
Поттер вынырнул из воспоминаний и посмотрел на мальчишку. Тот быстро отвел взгляд, сделав вид, что даже не смотрел в его сторону, и сунул очередную вишню в рот. Ягоды там, похоже, уже не помещались. На лице Малфоя отразилась досада, а на щеках появился легкий румянец. Скорпиус оглянулся по сторонам, явно раздумывая, как бы незаметно выплюнуть куда-нибудь избыток вишни.
- Вкусно? – Гарри не мог упустить такой прекрасной возможности отомстить за пристальные взгляды, от которых ему становилось не по себе, а в штанах определенно переставало хватать места.
Малфой растерянно посмотрел на него и кивнул. «А вот нечего было столько в рот брать!» - злорадно подумал Поттер. Ехидный внутренний голос тут же опошлил эту вполне невинную фразу, отчего щеки Главного аврора покраснели. Он прямо почувствовал, как им стало жарко. А вредное воображение тут же подкинуло пошлую картинку. Гарри покраснел еще сильнее и окончательно разозлился.
- А зачем ты так набиваешь рот? – невинно спросил он. – Это же неудобно.

Скорпиус.
«Надо же было так попасться!» - удрученно подумал Скорпиус. – «И что теперь делать? Не молчать же!»
Зачем он вообще ел эти ягоды? Он же не хотел жениться!
Скорпиус еще раз грустно оглядел пространство вокруг, но путей отступления не увидел. Что ж, придется поступить так, как обычно делала Лили.
Наклонившись над тарелкой, в которой валялось пара косточек, Малфой выплюнул ком из непрожеванной вишни и косточек и невозмутимо ответил мистеру Поттеру:
- Так вкуснее. Вы тоже попробуйте!
Мистер Поттер скептически посмотрел на месиво в тарелке и отрицательно покачал головой.
- Нет, спасибо. Воздержусь.
Скорпиус хотел улыбнуться ему самой своей обаятельной улыбкой, но вспомнил, что рот у него измазан вишней, и нужного эффекта не получится. Что ж, необходимо придумать, как же продолжить такой неожиданный разговор. Раз уж мистер Поттер сам начал с ним разговаривать, это просто грех: упускать такой шанс!
- Я на самом деле не очень люблю вишню. Мне больше по душе клубника.
Мистер Поттер бросил на него странный взгляд и снова отвернулся. Скорпиус продолжил:
- А вы что любите?
- Абрикосы, - хмуро ответил тот.
- А это разве ягода? – задумался Скорпиус.
- Не знаю, - пожал плечами мистер Поттер.
В этот момент вернулась Лили, и Малфой мысленно поздравил себя с удачным подарком. Бирюзовый цвет прекрасно оттенял голубые глаза девушки, делая их невероятными, фасон платья красиво подчеркивал стройную фигурку, а подаренные Альбусом и Джеймсом кулон и серьги очень хорошо вписывались в общий образ.
- Лили, солнышко, ты просто неотразима! – ахнула бывшая миссис Поттер. Какую фамилию она носит теперь, Скорпиус не знал, поскольку дети Поттеров называли отчима «новым мужем», так же как и их отец.
- Королева! – протянул к ней руки Джеймс. – Если бы ты не была моей сестрой, завтра я был бы уже женат!
- Нет, завтра женат был бы я! – возразил Хьюго.
- Уймитесь, смертные, - высокомерно заметил Альбус. – Я был бы женат уже сегодня.

Глава 2.
Гарри.
Поттер был солидарен с Роном – жаль, что вино было в единственном экземпляре. Такую прелесть надо было спрятать и никому не давать. А пришлось делиться.
Наевшиеся и напившиеся гости разбрелись и занимались кто чем. Женщины рассматривали каталоги и обсуждали наряды на приближающийся праздник Великой победы. Периодически они тихо шептались о чем-то, время от времени разражаясь звонким смехом. Мужчины обсуждали прошедший Чемпионат. Молодежь танцевала. Новый парень Лили – Фред или Френк – смотрел на нее в немом восхищении, и Гарри с грустью подумал, что дочь действительно уже невеста. Вот так и бежит время! А он о ее сверстнике мечтает. Да и ладно бы, если просто о сверстнике, так еще и о лучшем друге.
Поттер посмотрел на тоскующего парня. За столом сидели только они вдвоем, и если Гарри просто не горел желанием с кем-то общаться, то почему Скорпиус продолжал сидеть и ковыряться ложкой в торте, было непонятно.
- Чего танцевать не идешь? – спросил Поттер.
Скорпиус повернулся и посмотрел на него. Губы, все еще сохранившие вишневый оттенок, расплылись в улыбке, и Гарри почувствовал, что ему снова стало жарко.
Интересно, если губы хранят цвет вишни, на вкус они такие же? Легкий оттенок вишни, именинного торта и вкус самого Скорпиуса. Наверное, самое вкусное блюдо из тех, которые подавали на сегодняшнем столе.
- Мистер Поттер!
- А? Да?
- Вы спрашиваете, чтобы спросить? – ехидно осведомился мальчишка.
Гарри окинул его презрительным взглядом. Такой мелкий, а все туда же!
- Я спрашиваю из вежливости, - ответил он.
- А смотрите ну совсем не вежливо, - продолжал Скорпиус. «Так, детям алкоголь запретить», - сделал себе заметку Гарри. – «Они наглеют».
- И как же я, по-твоему, смотрю? – спросил Гарри, приподнимая одну бровь.
- Я бы сказал, но вы рассердитесь, - продолжал свою игру мальчишка.
- А ты попробуй, - прошептал Гарри, наклоняясь к нему. – Может, не рассержусь?
«Взрослым тоже запретить – они тупеют».
- Хорошо, - Малфой тоже наклонился к нему и оказался совсем близко. – Мистер Поттер, вы смотрите офигеть как возбуждающе, - прошептал он.

Скорпиус.
Малфой чуть не расхохотался, глядя на шокированное выражение лица Главного аврора. Настроение с отметки «не очень» взлетело до «супер крутое». Как, оказывается, мало ему надо для счастья.
Когда пришла Лили, все стали накладывать еду и разливать спиртное по бокалам. После вчерашней вечеринки Скорпиусу пить не хотелось, поэтому он выпил глоток медовухи, когда произносили тост, а потом отставил бокал в сторону, и все больше налегал на еду.
Мистер Поттер больше не пытался с ним заговорить, и, насытившись, Малфой снова стал украдкой его разглядывать. Сам завести разговор он не решался, поэтому надеялся, что тот снова заговорит первым.
Да и как к нему подступиться? Сидит ровно, как будто линейку проглотил, ест аккуратно, будто на приеме у министра, мантия с иголочки, а прическа - волосок к волоску. Отец говорил, что раньше волосы у мистера Поттера торчали во все стороны, а сам он был худым нескладным мальчишкой. Скорпиус не мог представить себе такого мистера Поттера, поэтому отцу не верил, а вот сейчас подумал, что торчи его волосы в разные стороны, он бы выпил пару бокалов для храбрости, а потом поцеловал бы его. И будь, что будет. Зато он узнает, какие на вкус губы мистера Поттера.
Скорпиус взглянул на него еще раз, съел кусочек торта и загрустил.
На что он вообще надеется? Он, какой-то студент, пусть и самого престижного университета, пусть и Малфой, - но кто он по сравнению с самим Гарри Поттером? Нет у них ничего общего, и никогда не будет. Можно даже не надеяться.
Скорпиус вспомнил их встречу пять лет назад. Как и в этот раз, они с Джеймсом опаздывали, только теперь уже на день рождения к Альбусу. Повезло же ему родиться летом! Так бы спокойно в Хогвартсе праздновали.
Они в спешке воспользовались портключом. Оказавшись снова на твердой земле, Скорпиус уронил коробки с подарками, которые держал, и принялся их поднимать, думая о том, что вечно с ним что-то происходит. Когда он поднял глаза, то почувствовал, как внутри переворачивает все ярко-зеленый взгляд напротив. Губы сами собой расплылись в улыбке, и Малфой подумал, что пропал.
- Чего танцевать не идешь? – спросил рядом объект его мечтаний, и Скорпиус снова ему улыбнулся. Лили часто говорила, что ему кто угодно что угодно сделает, если он улыбнется. Малфой этим пользовался.
- Я не очень люблю это занятие, - ответил он. – Да и, честно говоря, там не танцует тот, с кем бы мне хотелось танцевать.
«Что я несу?» - сам себе поразился Скорпиус. – «Вроде почти не пил».
Однако мистер Поттер молчал. Скорпиус вгляделся в его лицо и отметил остекленевший взгляд, застывший на его губах, и мечтательное выражение лица.
«Да мистер Поттер разве что слюну не пустил», - удивленно подумал Скорпиус.
- Мистер Поттер!
- А? Да? – очнулся тот.
И теперь Скорпиус сидит и едва сдерживается, чтобы не расхохотаться, а Герой магической Британии, победитель Волдеморта, Главный аврор и прочее, прочее ошарашенно смотрит на него и не знает, что сказать.

Гарри.
Что тут можно ответить? Тем более что парень, скорее всего, прав. Погодите, возбуждающе?
Гарри моргнул и внимательно посмотрел на младшего Малфоя. Возбуждающе?! Ему не послышалось?
- Ты возбуждаешься от моего взгляда? – недоверчиво спросил Поттер, ткнув в него пальцем.
Теперь настал черед Малфоя потерять дар речи. Гарри мысленно порадовался такой расстановке сил, сел ровнее и приготовился наблюдать, как вредный мальчишка будет выкручиваться.
- Скорп, идем танцевать! – Роз, не обращая внимания на разочарование Гарри, потянула Малфоя на танцплощадку. Тот пожал плечами, мол, я бы ответил, но, как видите, обстоятельства, и побежал следом за девушкой.
Гарри проводил их взглядом и решил, что с него праздника хватит. Он встал, отряхивая парадные штаны, и потянулся к дому. В принципе, учитывая его состояние, он может аппарировать и заночевать у себя, а завтра вернуться, поскольку Лили решила растянуть праздник на все выходные. «Ее совершеннолетие и то менее грандиозно праздновали», - вздохнул Гарри.
Пока он пытался решить возникшую дилемму, к нему подошел Джеймс.
- Сыночек, - посмотрел на него Гарри. – Ты такими темпами к своему дню рождения в алкоголика превратишься.
- Пап, я знаю меру, - заверил его Джеймс. Гарри неуверенно посмотрел на него и ничего не сказал. – Да ладно, пап! – продолжил сын. – Вчера сборная выиграла, слышал?
- Ага, - кивнул Гарри.
- А сегодня у Лили день рождения!
- Да.
- Обещаю завтра и послезавтра не пить!
- Я проверю, - пообещал Гарри.
- Хорошо, - кивнул Джеймс и плюхнулся на стул. – О, смотри, слизняк!
- И что? – Гарри посмотрел в указанном направлении.
- Чтобы узнать имя своего будущего мужа, надо взять слизняка, который случайно попадется тебе на глаза, - пояснил Джеймс. - Положить его на стол, посыпанный мукой или пеплом, и накрыть деревянной чашкой. К утру его слизистый след сложится в инициалы твоего будущего мужа.
- Ты думаешь, мне нужно выйти замуж? – серьезно спросил Гарри.
- Нет, пап, - покрутил головой Джеймс. – Тебе нельзя. Тебе можно только жениться.
Гарри усмехнулся и посмотрел на танцующих. Теперь к молодым присоединились еще и взрослые: Гермиона весело выплясывала с Роном, а Джинни смеялась над чем-то, танцуя с «новым мужем». Периодически мелькали Билл с Флер, Тедди с Викторией, Лили с Френком (или Фредом), Хьюго с незнакомой девушкой, Роз с Малфоем… Проследив взглядом белобрысую макушку, Гарри твердо решил, что ночевать останется здесь.
«Возбуждающе! Подумать только!»
Начатый разговор определенно стоило закончить.

Скорпиус.
Уже занимался рассвет, когда Скорпиус, смеясь и спотыкаясь, пошел к себе в спальню. Именинница вместе с Френком куда-то пропала еще в середине праздника; где-то в это же время разошлись по своим комнатам чета Уизли и бывшая миссис Поттер со своим мужем. Скорпиус решил покинуть оставшуюся компанию, принявшуюся играть в какие-то игры по наводке Джеймса, когда обнаружил себя спящим на стуле. Перед ним стояла миска с вишневыми косточками, которые Скорпиус пересчитал согласно примете. Ему выпало, что женится он «когда-нибудь».
«Ага, когда разрешат однополые браки, и мистер Поттер в меня влюбится», - скептически подумал Малфой. А потом вспомнил откровенно раздевающий взгляд мужчины, и ему в голову пришла мысль, что это все не так абсурдно, как кажется.
Скорпиус немного помечтал о том, как он будет встречаться с мистером Поттером. Вот они просыпаются в одной кровати – Малфой чуть раньше, и будит своего любовника поцелуем в нос, а тот морщится и отмахивается от него. И тогда Скорпиус применяет в ход тяжелую артиллерию – целует его в губы, потом в шею, спускается ниже, и ниже, пока не доходит до резинки трусов… Хотя нет, какие трусы? С ним мистер Поттер спит без трусов!
И от поцелуев Скорпиуса он сразу же возбуждается, выгибается навстречу и зарывается рукам в его волосы. А Малфой осторожно лизнет головку вставшего члена, и мистер Поттер призывно толкнется к нему в рот, и Скорпиус послушно сделает все, о чем так просит его любовник.
Слово-то какое приятное – любовник!
Интересно, а минет – это вкусно?
Скорпиус представил мистера Поттера, разморенного в постели, растрепанного, еще заспанного и расслабленного, со стоящим членом и диким возбуждением в глазах и решил – очень вкусно.
А когда они будут заниматься сексом, то кто будет сверху?
«Будем меняться», - решил Скорпиус. Представить мистера Поттера, который разрешит ему быть сверху, было невероятно тяжело, но сама мысль была так заманчива. Да и потом, он же мечтает! Почему бы мистеру Поттеру не побыть снизу?
Вообще-то, опыта пассива у Скорпиуса еще не было, но в принципе, ничего против он не имел. Но только если с мистером Поттером!..
Впрочем, не только же сексом они будут заниматься! На выходных они будут видеться с младшими Поттерами, вместе праздновать победы сборной по квиддичу и ходить по магазинам, выбирая подарки близким на праздники и раздумывая над тем, что же они будут есть на ужин. А еще мистер Поттер будет работать, и очень уставать, зачастую задерживаться после окончания рабочего дня и буквально приползать домой. Но Скорпиус всегда будет его ждать, и слушать, что же произошло у него на работе, а сам будет рассказывать, как какой-то жулик пытался его обмануть, но он не поддался, и ему выписали премию. А мистер Поттер скажет, что он молодец, а хорошему мальчику положен подарок, и, несмотря на всю его усталость, они будут целоваться, а потом… ух!
Скорпиус радостно улыбнулся своим мыслям и открыл дверь. Света не было, и Малфой достал палочку.
- Люмос!

Гарри.
Чувствуя себя идиотом, Гарри осторожно поставил деревянную крышку на стол и задумчиво на нее посмотрел.
Даже если этот слизняк что-нибудь к утру напишет, почему это должны быть инициалы мальчишки? А если и так, то что дальше? Он побежит к нему и сделает предложение?
А Малфой, конечно же, согласится!
Поттер усмехнулся и посмотрел вокруг. Теперь понятно, зачем было отстраивать такой огромный гостевой домик – чтобы закидать его ненужным барахлом.
Это была их первая большая ссора с Джинни. Гарри настаивал на огромном доме, где можно будет принимать много гостей, всю их огромную семью. Но Джинни возражала, аргументируя это тем, что устала жить в дурдоме. В качестве некоторой компенсации построили этот «второй дом», для гостей. Но в нем так и не сделали перегородок, поэтому со временем он превратился в сарай. Почему не сделали комнаты, Гарри уже не помнил. То ли не смогли договориться с планировкой, а потом забросили, то ли Джинни сказала, что хочет его переделывать и сейчас нет смысла достраивать, то ли еще что.
Внутреннее убранство напоминало Выручай-комнату, которая в последствии сгорела. Здесь можно было найти все: от старых книг до сломанного фортепиано, стоящего у стены. Посмотрев на него, Гарри улыбнулся.
Фортепиано купили Лили, когда та узнала, что на нем играет Малфой. Сам же Скорпиус, по рассказам сыновей, был маленькой вредной дрянью, своими талантами хвастал направо и налево, но играл действительно божественно. Его тут же записали в школьный кружок, и ни один праздник не обходился без его игры. Малышка Поттер, придя в Хогвартс, Малфоя сразу невзлюбила, и пережить то, что он что-то умеет делать лучше, чем она, было выше ее сил. По требованию дочки в доме поставили фортепиано, и все каникулы семейство Поттеров предпочитало проводить в зимнем или летнем саду, куда ужасные звуки не доходили.
«Зато дети на улице гуляют», - позитивно заметил тогда Гарри, говоря о сыновьях.
Перелом в их отношениях произошел незадолго до пятнадцатилетия Альбуса. Как оказалось, Лили тренировалась не только дома, но и в Хогвартсе, пробираясь в музыкальный класс тогда, когда там никого не было. Она садилась и начинала играть, стирая пальцы о клавиши и плача от разочарования, потому что у нее не получалось. За этим занятием и застал ее Скорпиус.
Он не смеялся, а просто стал ее учить. Приехав на летние каникулы, Лили исполнила потрясающую мелодию, название которой Гарри, конечно же, не запомнил. А потом Скорпиуса пригласили на день рождения Альбуса.
Зачем они его пригласили?
Гарри покачал головой и отряхнул руки о свои домашние штаны, предусмотрительно захваченные им из квартиры вместе с футболкой. Жаль, тапочки не сообразил взять.
Интересно, ему показалось, или стало светлее?
Гарри бесшумно подошел к шкафу и прислонился к нему спиной, прислушиваясь. В помещении определенно кто-то был – Поттер слышал тихие шаги. Подойдя к краю, Гарри осторожно выглянул и увидел свет палочки – кто-то воспользовался Люмосом. Высокий, хорошо сложенный, в красивой парадной мантии, однако лицо не видно. Гарри прищурился, вспоминая, кто же из гостей это может быть.
Тем временем неизвестный стал совершать непонятные действия. Уже собирающийся выйти из своего укрытия и окликнуть его Гарри застыл на месте, с интересом наблюдая за разворачивающейся перед ним сценой.

Скорпиус.
Откуда в доме Поттеров взялась лестница? Такая, самая обычная: две палки и между ними перекладины? Ну, взялась и черт с ней, но кто додумался ее так поставить? И черт бы побрал Джеймса с его верой в приметы!
Один Вильгельм Третий Оранский чего стоил! Заплатить несколько сотен галлеонов только за то, чтобы купить абсолютно черного книззла! Да за эти деньги можно было себе новую гоночную метлу купить!
Скорпиус еще раз с тоской оглядел лестницу, которую прислонили к стене, а потом забросали вокруг различным хламом. Единственный проход внутрь был под лестницей, что Скорпиуса решительно не устраивало – примета плохая. Вот если бы не Джеймс, он бы и не знал, что примета плохая, спокойно пошел бы дальше искать свою комнату. И вероятнее всего, ничего бы плохого с ним и не случилось.
Впрочем, ничего хорошего, скорее всего, тоже. А так хотелось, что бы кое-что произошло!
Опять улыбнувшись, Скорпиус попытался разгрести кучу мусора, которую накидали за лестницей: гора книг, совиная клетка, старая метла, большая и массивная вешалка. Последняя с помощью заклинания вытаскиваться категорически отказывалась. Вздохнув, Скорпиус сунул палочку в карман и закатал рукава. Вешалка не поддавалась и механическому воздействию. Малфой подергал ее, но что-то мешало, и противный предмет мебели продолжал стоять на месте, как будто насмехаясь над Скорпиусом. Парень прищурился. В принципе, через нее можно было перелезть, если осторожно наступить сюда, а потом сюда, и самое главное, не зацепиться за что-нибудь.
Интересно, а им самим удобно каждый день через это лазить? Или они просто не обращают внимания и ходят под лестницей? И что, Джеймс до сих пор не возмутился? Зато теперь понятно, почему Поттеры развелись – ходила Джиневра каждый день под лестницей, вот и случилась с ней неудача. А мистер Поттер, наверное, не ходил, поэтому у него все так хорошо и сложилось.
Скорпиус ухватился за лестницу и полез. Так, ногу сюда, потом… вот черт!
Ему явно не хватало гибкости, чтобы поставить вторую ногу на запланированное место. Так, надо было просто начинать с левой, а не с правой, как он сделал. Скорпиус осторожно поставил ногу обратно и собирался развернуться, но понял, что не может: его новенькая парадная мантия зацепилась за крючок!
Малфой извернулся и с ненавистью посмотрел на вредную мебель. Вешалка, как ему показалась, насмешливо ухмылялась, и отпускать его не собиралась.
Чертыхнувшись, Скорпиус вернул ногу на место и попытался поставить вторую. Раздался треск разрываемой ткани, и Малфой тихонько зарычал от злости. Во что превратится его праздничный костюм после всех этих приключений?
Он резко взмахнул рукой и зацепился рукавом за торчащий из лестницы гвоздь. Попытавшись вывернуться, он зацепился штаниной за какой-то крючок и понял, что вылезти отсюда ему поможет только чудо.
Грустно вздохнув, парень опустил голову и задумался над тем, что же делать. В наступившей тишине стало отчетливо слышно чей-то едва сдерживаемый смех.

Гарри.
Нет, в такую ситуацию мог угодить только Малфой. Не человек, а ходящее недоразумение!
Зачем он вообще полез через этот хлам? И неужели не сообразить, что если снять мантию, то перелезть будет проще? Или это он так себя в форме держит?
Гарри не выдержал и прыснул, поспешно зажав рот рукой. Однако наблюдать за мальчишкой без смеха было просто нельзя.
- Здесь кто-то есть? – вдруг спросил Скорпиус, вскидывая голову. Поттер постарался затихнуть, но у него не получилось: подвешенный как марионетка мальчишка смотрел таким грозным взглядом, как будто сейчас испепелит все, что попадется ему на глаза. Этот взгляд так не вязался с молодым и все еще каким-то детским личиком, что Гарри просто не мог сдержаться.
- Я слышу, что вы смеетесь! – оповестил его Малфой со злобой в голосе. Тут Гарри не выдержал.
Наверное, парень после этого на него обидится, ну да ничего – в таком возрасте обиды быстро забываются. Оглушительно хохоча, Гарри выглянул из своего укрытия и сквозь смех попытался спросить:
- Зачем… ты… полез?..
- Потому что примета плохая! – явно разозлился Малфой. – А мне плохого сейчас не надо, мне только хорошее подходит!
У Гарри от смеха по щекам потекли слезы.
- Под лестницей проходить – примета плохая! – пояснил Скорпиус.
Все еще смеясь, Гарри полез за палочкой. Мальчишка был освобожден за пару секунд и перемещен в нужную сторону.
- О, спасибо! – обрадовался тот, сразу же перестав злиться.
Вот что значит молодость! Хотя, тут, наверное, еще и характер: Рон обижался всерьез и надолго в его возрасте.
- А зачем ты вообще пошел сюда? – поинтересовался Гарри.
- Так спать хочу, - явно удивился вопросу Малфой.
- Где? Здесь? – ухмыльнулся Гарри.
- А где же еще? – мальчишка смотрел на него своими огромными глазищами, и у Гарри как будто что-то сжималось внутри.
- В доме, например?
Выражение лица у Скорпиуса стало озадаченным.
- А я где? – спросил он, нахмурившись.
- В сарае, - подсказал Гарри. – На самом деле, ты не так далек от истины – это должен был быть дом для гостей, но его не достроили. А поскольку тебя как гостя уважают, то комнату выделили в основном доме. Насколько помню, ты должен ночевать вместе с моими сыновьями.
- А, - протянул Малфой, глядя на него во все глаза. Гарри поежился: этот взгляд не предвещал ничего хорошего.

Скорпиус.
Это было выше его сил: мистер Поттер был именно таким, каким он только что представлял его в своих мечтах о счастливой семейной жизни. Волосы торчали во все стороны, а не были прилизаны, как обычно; одета на нем была домашняя футболка со снитчем и удобные штаны. Воображение сразу подкинуло картинку, где мистер Поттер сидит на диване в этой футболке и штанах, грызет сухарики и читает важные документы. Вид у него при этом очень задумчивый и серьезный, и он периодически стряхивает с документов крошки и дальше углубляется в чтение.
Только вот ноги у него будут голые, а не в праздничных ботинках!
Такое вопиющее отсутствие сочетания стилей Скорпиуса немного отрезвило. «Какие сухарики? Ты о чем, Малфой? Забудь и даже не надейся! Что, раз один раз посмотрел, то все, уже мужем стал? И вообще, может, тебе это показалось!»
- А вы что здесь делаете? – спросил он, чтобы не прекращать разговор. Хоть ему ничего не светит, это не значит, что он не может воспользоваться случаем и хотя бы поговорить с мистером Поттером. Зря он, что ли, мимо вешалки карабкался?
- Я…
А вот это уже интересно: мистер Поттер явно чем-то смущен. Наклонив голову к плечу, Скорпиус улыбнулся.
- Давай я провожу тебя в дом? – предложил мистер Поттер.
«Что, вот так сразу?» - расстроился Малфой. Даже улыбаться перестал.
- И все-таки, не пытайтесь уйти от ответа, - ткнул он пальцем в мистера Поттера. Тот посмотрел на палец, и Скорпиус поспешно его убрал. – Что вы здесь делаете?
- Мне просто не спалось, - пожал плечами мистер Поттер.
- И вы решили пойти в сарай? – скептически спросил Скорпиус.
- Так, малой! – мистер Поттер явно разозлился. – Иди быстро спать!
- Я не малой! – возразил Скорпиус, не двигаясь с места. – Мне уже двадцать лет!
- Ну да, ты очень старый, - усмехнулся мистер Поттер.
- Да, мне скоро двадцать один, - загрустил Скорпиус.
Мистер Поттер улыбнулся. Малфой подумал, что он крайне редко это делает, а зря – улыбка очень шла ему. Как и домашняя одежда. Сейчас Скорпиус ни за что не дал бы ему больше двадцати пяти. Эх, было бы так на самом деле! Тогда Малфой попробовал бы за ним поухаживать, и у них бы обязательно все сложилось!

Гарри.
И почему мальчишка всегда так не вовремя? Почему бы им не встретиться утром, когда Гарри будет свежий, отдохнувший, все-таки наведет маскирующие и сменит футболку со снитчем и домашние штаны на костюм, который больше будет сочетаться с новенькими ботинками?
- Пойдем, я тебя провожу, - повторил Гарри свое предложение, желая быстрее отделаться от мальчишки. Хотя, можно подумать, тот не успел разглядеть все детали его наряда – вон, как пристально смотрит!
- А… мистер Поттер, - такое ощущение, что Малфой пытается быстро придумать, что бы такое спросить. Гарри удивленно посмотрел на него. Тот покраснел и сказал:
- Давайте вытащим эту вешалку? Я обратно через нее не перелезу!
- Зачем нам ее вытаскивать? – не понял Гарри.
- Ну, я же вам объясняю – примета плохая, - Скорпиус посмотрел на него светящимся взглядом, и Гарри нервно сглотнул. – Нельзя под лестницей ходить!
- Я только что прошел, и все нормально! – возразил Гарри, тут же подумав, что не все нормально – если бы не прошел под лестницей, мальчишку бы не встретил!
- А вдруг не повезет? – привел железный аргумент Скорпиус.
Гарри вздохнул и грустно посмотрел на вешалку. Возиться с этим барахлом совершенно не хотелось, да еще и лезть потом через него… Когда запутался Скорпиус, Гарри посмеялся, а вот если будет наоборот? Такого позора он не переживет.
- Идем, - не подумав, он схватил Скорпиуса за руку и потянул его к выходу под проклятой лестницей. Мальчишка не упирался, послушно шел следом, а Гарри думал, что трогать его за что-либо не стоило. Рука в месте прикосновения горела огнем, отдававшим жаром по всему телу. Или это просто жарко? Что-то случилось с метео-чарами?
И что такого в этом мальчишке, что он с ума по нему сходит? Ничего! Подумаешь, глаза красивые! И улыбается обаятельно! И сложен хорошо! Так хорошо, что только о том и думаешь, как бы он смотрелся в твоей постели…
Не дав мысли закончиться, Гарри резко повернулся к Малфою, отпустив его руку, и злобно посмотрел на него, думая, за что бы на него наорать. Орать было решительно не на что, а сам мальчишка оказался очень близко – настолько, что стало заметно, что он выше, у него маленькая родинка возле ушка и вторая ночь праздников оставила свой отпечаток на побледневшем лице. Или он наводил маскирующие, а сейчас снял или они перестали действовать? Плохо наводил, значит.
Почему-то злорадствовать по этому поводу совершенно не хотелось. Зато хотелось сократить оставшееся расстояние и, наконец, узнать, остался ли вкус вишни на его губах.

Скорпиус.
Мистер Поттер остановился и уставился на него с такой злостью во взгляде, что Скорпиус невольно сделал шажок назад. А еще расстроился, что тот отпустил его руку. Пусть он и хотел поскорее избавиться от общества Малфоя, но все равно Скорпиусу нравилось держаться за руку мистера Поттера.
Зато теперь он оказался так близко, как, наверное, никогда не оказывался. «Эх, и все-таки лестница напакостила», - подумал Скорпиус, вспомнив о том, что пару бокалов медовухи для храбрости он так и не выпил. А так все, как он мечтал! Может, и не нужны эти бокалы? Взять и поцеловать, а там будь что будет. Зато он узнает, как целуется мистер Поттер.
Однако решиться ему не дал неизвестно откуда взявшийся Джеймс. Вернее, откуда он взялся, было понятно. Непонятно только, зачем ему надо было приходить именно сейчас. Не мог подождать пару минут? Хотя, если бы он все-таки поцеловал мистера Поттера, и в этот момент заявился Джеймс, это было бы еще обиднее. Все-таки не зря в первый раз он полез через вешалку. И во второй раз тоже надо было лезть, тогда и мистера Поттера бы поцеловал, и Джеймс бы не пришел.
- Пап! Скорп! – завопило это чучело. – Я забыл, где я ночую!
Мистер Поттер прищурился.
- А вот там, в сарае ночуешь, - ласково сказал он. – Тебя в дом нельзя пускать!
- Почему? – удивленно посмотрел на него Джеймс.
- Потому что ты пьян!
- Пап, я больше не пил после того, как мы поговорили. Ты, кстати, сказал, что спать идешь.
- Ты и тогда был пьян, и сейчас не протрезвел, - сообщил мистер Поттер.
- Так праздник же! – попытался оправдаться Джеймс.
- У маль… у Малфоя тоже праздник, но он трезвый!
Джеймс хмуро посмотрел на Скорпиуса, тот развел руками.
- Пап, я неделю пить не буду!
- До своего дня рождения!
- Это же еще полгода ждать! – ужаснулся Джеймс. – Давай хотя бы месяц!
- До праздника Великой победы, - пошел на компромисс мистер Поттер.
- Хорошо, - грустно согласился Джеймс. – А если я женюсь?
- Я тебе тем более пить не дам, - заверил его мистер Поттер. – А спите вы втроем с Альбусом в его комнате.
- А почему не в моей? – удивился Джеймс.
- Там сплю я.

Глава 3.
Гарри.
В очередной раз стряхнув крошки с протокола, Гарри снова попытался вчитаться, но слова упорно расплывались, а мысли возвращались к новой девушке Джеймса.
И что ему в ней понравилось? Худая, костлявая, волосы выбелены краской, а глаза напоминают черные дыры – теней она не жалеет. Такую ночью встретишь – инфаркт заработаешь! Только черного плаща и косы в руках не хватает.
Гарри взял еще один сухарик и снова вчитался в протокол.
Да, именно из-за его работы Джеймс с ней и познакомился! Надо было запретить сыновьям появляться в кабинете Главного аврора без приглашения! Или пусть хотя бы предупреждают, что собираются прийти!
Гарри вгрызся в сухарик, крошки разлетелись во все стороны. Поттер проводил их взглядом и подумал о матери девчонки.
Интересно, как у такой красавицы могла родиться такая страшная дочь? Или он просто чего-то не понимает в красоте современных девушек?
А когда Джеймс обронил на дне рождения Лили фразу, что собирается жениться, Гарри не обратил на нее внимания, решил, что сын шутит. Оказалось, что нет.
Праздновать дальше не получилось. Утром в субботу, не смотря на законный выходной, его и Рона вызвали в аврорат: удалось выйти на след группировки, занимающейся сбытом нелегальных зелий. Еще раз поздравив Лили с днем рождения, они аппарировали на работу.
Группировка была поймана, дело закрыто, а еще раз увидеть мальчишку не получилось.
Гарри отбросил протокол в сторону и взял еще один сухарик.
Что он в ней нашел?
Этим вопросом Поттер задавался со вчерашнего дня, когда Джеймс пришел и сказал, что он женится. По-настоящему. Это не шутка.
И невеста ему прекрасно известна.
«Нет, я все-таки не понимаю его», - Гарри посмотрел на сухарик. Вот Лили – красавица, стройная, длинноволосая, и цвет волос у нее от природы. А эта…
Гарри махнул рукой. А потом подумал, что его любовь тоже бы никто не одобрил.
- Ну, может, она готовит хорошо, - с сомнением произнес Гарри вслух. – Или книжки умные читает. А может, в квиддич играла?
А что его сыну вообще нужно от брака? И от девушек? Если дело только в сексе, то лично Гарри с таким существом было бы страшно спать – раздавишь еще. Да и потом, кто будет жениться ради секса?
Интересно, а у них что-то уже было?
Гарри грустно вздохнул и решил, что пора заняться работой. Праздник через неделю, а у них до сих пор не до конца продумана система охраны, и делами тоже надо заниматься – преступникам что праздник, что ни праздник, все равно.

Скорпиус.
- Почему ты на ней женишься, она же страшная? – в изумлении вопрошал Альбус.
- Марта красивая, - возразил Джеймс, покраснев.
- В каком месте? – страдальчески спросил Ал. – Что в ней красивого? Торчащие ребра? Или секущиеся волосы? А может быть, грудь минус третьего размера?
- У нее глаза красивые!
- Мне бы с такой даже спать страшно было бы, - продолжал Альбус, не обращая на него внимания.
- Кстати, Джим, а ты с ней спал? – заинтересовался Скорпиус.
Джеймс грозно посмотрел на него и отвернулся.
- Нет? – поразился Альбус. – А как же ты жениться собрался? А вдруг она тебе не подходит? Вы сколько знакомы?
- Четыре месяца, - хмуро ответил Джеймс.
- Что ты в ней нашел? – продолжал возмущаться Альбус.
- Послушай! – Джеймс вскочил и со злобой посмотрел на брата. – Это моя невеста. Я ее люблю! И мне все равно, что ты по этому поводу думаешь! И не смей ее оскорблять!
- Не буду, - пообещал Альбус. – Но все-таки, Джеймс, не в укор ей – зачем ты женишься?
Джеймс сел и пожал плечами. Вид у него был настолько несчастный, что Скорпиусу стало его жаль.
- Ладно, я еще жениться не собираюсь, так что пойду на свидание, - Альбус намотал шарф на горло и открыл дверь. – Просьба к моему приходу ничего не разгромить, алкоголь не пить, всю еду не съедать.
- Вот жлоб, - беззлобно заметил Скорпиус, когда захлопнулась дверь. – Как мое коллекционное пить, так пожалуйста!
- Скорп, они все против, - Джеймс вскинул голову и с каким-то отчаянием посмотрел на друга. – Все, понимаешь? Альбус, Лили, мама, даже папа!
При упоминании мистера Поттера Скорпиус вздрогнул и спросил:
- Почему?
- Ал только что все рассказал, - Джеймс лег на кровать и зарылся руками в свои волосы. – Вы знакомы всего 4 месяца, она страшная, мама еще добавила, что она ничего делать не умеет, а отец сказал, что мне еще рано жениться.
- Тебе рано? – удивился Скорпиус.
- Ага, - Джеймс грустно засмеялся. – Сам он в девятнадцать женился. А мне рано.
- Джим, не обижайся, - после непродолжительного молчания все-таки решился спросить Скорпиус. – Но неужели ты настолько сильно ее любишь, что непременно хочешь жениться?
Джеймс снова сел и посмотрел ему прямо в глаза.
- Да. Именно настолько.
- А она хоть детей родить сможет? – с сомнением спросил Скорпиус. – И потом, ты не думаешь, что через несколько месяцев все пройдет?
- У тебя же не прошло, - взгляд Джеймса был равнодушным, но Скорпиус поежился. Ему пришло в голову, что Джим все может знать. Но откуда? Малфой никому не рассказывал о своем увлечении.

Гарри.
- Здравствуйте, миссис Кендал.
- О, мистер Поттер, - женщина улыбнулась ему. – Мы же с вами договорились еще в прошлый раз, что я для вас Ванесса.
- А я для вас Гарри, - улыбнулся он.
- Если вы будете называть меня «миссис Кендал», то будете «мистером Поттером», - пригрозила Ванесса. – Я к вам по поводу предстоящего замужества.
Женщина села в кресло и улыбнулась. Гарри сел напротив и приготовился слушать.
Если быть честным, ее неожиданный визит совсем не радовал, хотя сама Ванесса ему нравилась. Мать Марты была удивительно красива, с гладкими темными волосами, огромными глазами и всегда ярко обведенными красной помадой губами. Стильная одежда красиво подчеркивала фигуру, и, в отличие от многих чистокровных волшебниц, Ванесса спокойно носила и маггловскую одежду, заявляя, что мантия – это не всегда удобно.
Остаток вечера Гарри мечтал провести перед телевизором. В конце концов, завтра праздник, надо бы и отдохнуть перед ним. А присутствие будущей родственницы к отдыху не располагало.
- Вы знаете, Гарри, моя дочь пожаловалась, что вы не одобряете их свадьбу, - сразу перешла к делу Ванесса. – Мне бы хотелось узнать, почему?
- Понимаете, - Гарри задумался, подбирая слова. – Лично меня смущает срок их знакомства. Четыре месяца – это слишком мало, чтобы быть уверенным в отношениях.
- Гарри, а сколько вы встречались с уважаемой миссис Додсон, прежде чем поженились?
Поттер не сразу понял, о ком она говорит.
- А, Джинни? Где-то около трех лет. Может чуть меньше, - вспомнил он.
- И в результате развелись, - подвела итог миссис Кендал. – А я вышла замуж через неделю после знакомства, и до сих пор счастлива со своим мужем.
- Через неделю? – совсем непочтительно вытаращил глаза Гарри.
- Да, - подтвердила Ванесса. – Так что не будьте так уверенны, что у них ничего не сложится. Пока не попробуешь, не узнаешь.
Гарри задумчиво смотрел на нее. А ведь она права. Может, он зря так категорично заявил Джеймсу, что не одобряет его выбор?
- И я знаю, что вас еще смущает, - в глазах Ванессы заплясали чертики. – Когда мне было девятнадцать, по мне анатомию можно было изучать. А еще меня раздражили мои волосы, и я почти полностью срезала их, и была искренне убеждена, что мне идут ярко-синие тени.
- Они шли? – пошутил Гарри.
- Нет, конечно, - махнула рукой женщина. – Это было ужасно. Будь я парнем, в такую девушку никогда бы не влюбилась. Поэтому через год после замужества, когда я нашла фотографии со свадьбы и внимательно на себя посмотрела, я поняла, что если мой муж полюбил меня такую, то нашему браку уже ничего не страшно.
Так что, Гарри, не надо так плохо думать о моей девочке. Она еще станет настоящей красавицей. Просто дайте ей время.
- А сколько Марте лет? – только сейчас сообразил спросить Гарри.
- Семнадцать, - засмеялась Ванесса. – Вот уж кому рано выходить замуж. И давайте договоримся: наши дети знают, что делают. В конце концов, от всего вы их не убережете.
Гарри задумчиво кивнул.


Продолжение ниже

URL
Комментарии
2013-10-19 в 11:36 

Schui
Буду ждать продолжение, очень понравилось)

   

HarryScorpFest

главная